Золотая перчатка, фильм Фатиха Акина 2019

Der goldene Handschuh

Как хорошо, что истории про серийных убийц вновь на экранах. Новая работа Фатиха Акина – как раз об этом. Ещё и в формате страшной карикатурной сказки.

Золотая перчатка
2019
Германия, Франция
реж. Фатих Акин

В прокате новая лента немецкого режиссёра Фатиха Акина под названием «Золотая перчатка».

ФРГ, семидесятые. Один из самых неприглядных районов Гамбурга — Санкт-Паули. Бар Zum Goldenen Handschuh. В нём каждый свой вечер проводит завсегдатай Фриц Хонка — пустой потерявшийся человек лет сорока, погрязший в алкоголе и собственной нереализации. Пьёт он без остановки, уходить в одиночку себе не позволяет — в свою заплесневелую квартиру в мансарде всегда возвращается в сопровождении возрастных женщин сомнительной наружности, которые по своей основной профессии уже вышли в тираж. С ними он может удовлетворять собственные желания, с ними он может чувствовать собственную власть, которую в жизни ему ощущать не приходилось. Всё это приводит к одному печальному концу — Хонка становится убийцей. До серийности и хладнокровности ему, конечно, далеко — всё это выплески силы и сумасшествия. Но жертв своих не жалеет, с трупами расправляется жестоко и ленится от них избавляться.

В основном критики «перчатку» не приняли. У этого есть как и объективные причины, так и субъективная сторона — не каждая тонкая и трепетная душа выдерживает грязь и убийства, а также не каждая душа забытого поэта видит в этом творческую нотку.. Хотя на самом деле мотивация и подоплёка у данной ленты близка к идеалу — что Акин мог выбрать лучше, чтобы в очередной раз поглумиться над коренным немецким населением, в его взгляде деградирующим и вырождающим самого себя? Его позиция никогда не менялась, в этот раз она лишь обрела новую форму, достигнув точки максимума. Как у последнего фон Триера — там были экивоки в сторону кинокритиков, здесь высмеиваются привычки нации. Причём у обоих это происходит в виде откровенной провокации. «Золотая перчатка», к примеру, начинается сразу с разделки трупа при помощи пилы — пусть в дальнейшем столь откровенных моментов будет не так много (Акин всё-таки не изверг и всю пикантность события оставляет за кадром), но стартовая сцена сразу же объявляет о собственном позиционировании происходящего на экране.

Конечно, под удар попадают не все немцы. Всё, что ненавидит здесь Акин — это потребление алкоголя и многочисленные бары, сконцентрировав всё зло не на квартире Хонки, в которой скончалась бы сама смерть, а в месте его постоянного пребывания. Однако формальная правильность посыла, в итоге всё же рушит направление ленты, превращая её в листовку о вреде потребления, подобно той, что рисуют на пачках сигарет. Выстраивая по деталям убийства и следуя за Хонкой по пятам, оказывается, что главный враг даже не чудище из страшилок для детей, которым стал сей названный маньяк, а шнапс в его потребительских количествах.

Благо и деятельность немецкого маньяка, и иллюстрация низинного гамбургского алкоголизма нарочно трансформирована Акином в страшную сказку. Чего стоит один только грим двадцатитрёхлетнего Йонаса Дасслера, превращённого из гламурного симпатяжки в отвратительную карикатуру полубомжа-полупсиха, и чего стоит исполнение его роли, размывающей границы между человеком и героем какого-нибудь комикса с вредными советами. Чего стоит наведённая антисанитария, пугающая гораздо больше действий самого Хонки. И чего стоят герои второго плана, будь то посетители бара с плоскими (топорными уж, для антуража фильма) кличками, греки-кулинары, живущие под Хонкой и трапезничащие в любое время суток, жертвы убийцы, склоняющиеся над ним во время сексуальных утех, как над сорняком в огороде, и молодой студент, посещающий «перчатку» из любопытства и отображающий, по всей видимости, самого Акина или же жителей его возраста, прошедших через эту историю в своей юности.

Разве можно за этим не уследить фарс, подобно пресловутому триеровскому? Как не хочется избегать банальных сравнений, но без их присутствия никуда — спровоцированная жестокость даже избегается, оставляя за собой разве, что запах, который ощущается по всему кинотеатру с первого кадра. В остальном же действие картины ничем не отличается от мифов и легенд, которые можно нафантазировать для собственной персоны, с упоением проводя время за чтением очередной биографии пошатнувшегося маньяка. «Перчатка» также является экранизацией романа Хайнса Штрунка, а следовательно, по факту, оказывается всего-навсего богатым воображением Акина. Серийные убийцы, в принципе, имеют в своих историях три подтекста, которые привлекают и будут привлекать людей, делая своих «псевдогероев» популярными. Это психология поведения, работа следователей и методы совершения преступлений. Акин забрал на себя последний пункт, заглянув в атмосферу грязи, созданную Хонкой и баром. К сожалению, больше с нападками на бар, чем попыткой заглянуть в человека. Однако зачем все эти поиски сущего, когда волшебные иллюстрации и сказочные карикатуры говорят гораздо ярче?

1.6.2019

Добавить комментарий