Фильм Джордана Пила Мы 2019 год

Us

Справился ли Джордан Пил с самым сложным препятствием в собственной карьере режиссёра – второй работой?

Мы
2019
США
реж. Джордан Пил

Почти три месяца назад в российский прокат вышел новый фильм Джордана Пила под названием “Мы”. Пару лет назад его дебютная лента “Прочь” уже была номинирована на “Оскар”, причём в трёх главных номинациях, и даже умудрилась ухватить из них приз за лучший сценарий. Отсюда и весь ажиотаж вокруг новой ленты, и отсюда и непосредственный интерес именно к персоне режиссёра, который собственной личностью и успешным дебютом в большом кино (Пил – известный деятель комедийного телевидения), сумел привлечь зрителя в кинозалы.

Однако это лишь подтвердило, что “US” – типичный результат работы второгодника. К собственному сожалению, у режиссёра более не осталось повествовательных ловушек. На момент выхода дебютной ленты от него не знали, что ожидать, практически половина зрителей оказалась не готова к второму комично-рассудительному дну и привычно рассматривала ленту, как пугающее, саспенсное и всё прочее, что ужасам характерно, оставив высказывание за границей наблюдаемого. Здесь же каждый первый малый ожидал этих высказываний, и напоровшись на них, тут же побежал кичится тем, что либо это замечательно, что подобный бессмысленный жанр ужасов имеет двойное (“доппельгангерное”, дорогие мои, ознакомившиеся с термином) дно, либо это всё настолько поверхностно, что и разгадывать нечего.

Надеюсь, схему Джордан Пил действительно поменяет, поскольку одна и та же методика высказываний отбрасывает их значение на шаг назад. Особенно, если их посыл ширится от расы внутри государства к самому государству.

Здесь уже не только чернокожие являются жертвами. Здесь все американцы жертвы. Причём, как удачно сказано и как идеально было бы применить это к российско-советскому государству, жертвы самих себя. В центре общественно-политического хоррора – семья, вернувшаяся в курортный городок, где некогда жила мать семейства. Здесь их друзья, здесь пляжи, водоёмы, привычная яркая отпускная жизнь, которая прерывается историей воспоминания детства матери, в котором её поход на прибрежные аттракционы закончился знакомством с собственным двойником.

Процесс запускается, спустя несколько минут на семью нападают их точные копии, характеризующие тёмную сторону человека, связанную невидимыми нитями с понятием “американцы”. С этого же момента заканчивается верхняя сюжетная линия, превращающаяся в бессмысленный слэшер, пронизанный вкраплениями стройных, но коротких юморесок попкультурного и абстрактного характеров. С этого же момента линия подтекста теряется и мнётся на месте, понимая, что не убийство заполняется высказываниями, а высказывание – убийствами. Типичный вопрос – как от завязки дойти до кульминации. По прямой или окольными путями?

Пил решает этот вопрос списком аттракционов, на которых зритель может прокатиться, если соизволит, чередуя темы, шутки, варианты атакующих действий, что, в конечном итоге, просто растягивает время до положенного инерционного графика. Цельный сюжет помещается в два предложения. Остальное – великое, всё то же советско-российское, соревнование под названием “Зарница”, снабжённое не только холодным оружием в виде садовых ножниц, но и “глубоким” философским высказыванием о человеческом дуализме, исходя из которого следовало бы разок перестать верить в духов и присмотреться к собственному отражению. И в какую бы полярность не переметнулась ватага критиков, новая лента Пила, на самом деле, производит весьма большую социальную функцию – пытается научить смотреть по сторонам тех, кто к многомерности не привык и всё ещё предпочитает жевать, чем думать и говорить.

15.6.2019

Добавить комментарий